Не дождавшись жилья, жительница Улан-Удэ повесилась в аварийной квартире

23 октября 2015 года
ulan.mk.ru
МК в Бурятии опубликовал историю 85-летней жительницы Улан-Удэ Анны Афанасьевой, труженице тыла, ветерана труда, инвалида, которая покончила жизнь самоубийством, повесившись в собственной аварийной квартире 22 февраля 2013 года. Уходя из жизни, 85-летняя женщина написала предсмертную записку, в которой перечислила всех, кто довел ее до греха: «Спасибо им всем за квартиру, за удобства, за мою счастливую жизнь, пускай подавятся!». 
Вбила в стену гвоздь, намотала веревку и удавилась...

Случай был описан известным в Бурятии юристом Станиславом Эрдынеевым летом нынешнего года в информационно-правовом вестнике «Юрист Бурятии», в статье «Достучаться до небес». Поскольку аудитория у этого специфического органа издания небольшая, история о женщине, не выдержавшей испытание «райсобесом» и наложившей на себя руки, не вызвав общественного резонанса, могла бы уйти в прошлое, как и сама ветеран труда. 

Об этом, до поры до времени, помнили бы лишь некоторые причастные к событию люди — чиновники Октябрьской администрации Улан-Удэ, вдруг посчитавшие себя совершенно непричастными к ее смерти. 

В статье «Достучаться до небес» юрист Станислав Эрдынеев восстанавливает справедливость, называет вещи своими именами. Администрация Улан-Удэ, со свойственным ей человеколюбием, вступилась за «своих» и на минувшей неделе подала на юриста в суд с формулировкой о защите деловой репутации. 

Комментарий Станислава Эрдынеева, юрист: 

— Ситуация, когда гражданин не может реализовать свои права, для нашей действительности совсем не редкость. И это общеизвестно. Но данный случай поражает меня тем, что над тружеником тыла и ветераном труда, инвалидом 2-й группы изрядно поиздевались напоследок ее жизни. Мы не должны молчать, когда происходят такие вещи. Любая власть должна быть результативной, вызывать доверие и создавать условия для достойной жизни (хотя бы минимум). Со всеми этими составляющими у властей большие проблемы, которые не решаются путем «репутационных исков» в суде. 

Мэрию, некоторых должностных лиц можно понять — они пытаются хоть как-то показать себя в глазах читателей и общества в целом. Скоро выборы. Но материал написан только на реальных фактах и судебных решениях, вступивших в силу. Без всяких там «псевдонимов». Кроме того, есть еще и масса других документов и множество свидетелей — соседей, знакомых, родственников, которые просто возмущены позицией муниципалитета. Верхом цинизма иска «о защите деловой репутации» являются ссылки на Конституцию России. Здесь, как говорится, любой комментарий бледнеет перед действительностью. 

В администрацию Октябрьского района Улан-Удэ Анну Афанасьеву в 2010 году привел пресловутый «квартирный вопрос», поскольку еще в 2008 году жилой дом в переулке Ростовский, в котором она занимала одну вторую квартиры размером около 27 квадратных метров, был признан аварийным, подлежащим расселению и сносу. 

Чиновники администрации, тем не менее, усомнились в праве ветерана труда на бесплатное жилье вне очереди за муниципальный счет, и запустили череду судебных тяжб, которые мотали нервы и гробили здоровье 85-летней женщины, инвалида 2-й группы, до самой ее смерти. 

Необходимо отметить, что Анна Афанасьева (точнее, ее представитель по доверенности) не проиграла ни одного дела. Суды, прокуратура, как и российские законы, были на ее стороне. Не исключено, если бы чиновники Октябрьской администрации в январе 2012 года исполнили решение суда о предоставлении ветерану труда нормального жилья, женщина была бы жива

Мытарства инвалида и ветерана начались сразу же, как только она воспользовалась своим правом на улучшение жилищных условий. Сначала Анна Афанасьева не могла добиться от чиновников получения обычной справки — заверенной копии решения администрации Улан-Удэ о признании ее дома в переулке Ростовский на мясокомбинате аварийным и подлежащим сносу. 

Еще полгода ушло на то, чтобы встать в очередь на получение жилья. Поскольку даже при соблюдении этой ненужной в ее случае формальности (встать в очередь) вопрос не сдвинулся с мертвой точки, пришлось подключать тяжелую артиллерию — прокуратуру. 

У прокуратуры получилось чуть быстрее. Например, на вытаскивание из районной администрации пресловутой копии решения о признании жилого дома аварийным у надзорного органа ушло три месяца. Еще уйма времени — на уточнение исковых требований. Наконец, под ее же, прокуратуры, патронажем был подан иск о понуждении администрации Октябрьского района к исполнению требований законодательства, который, как сообщалось выше, был удовлетворен судом в полном объеме. 

Разумеется, администрация не согласилась и подала апелляцию, что самым естественным образом затянуло, словно в трясину, гражданское дело до конца марта 2012 года. Решение Верховного суда, принятое в пользу Анны Афанасьевой, однако не стало поводом для его немедленного исполнения — шевеление «по существу» началось лишь спустя полгода. 

А пока чиновники включили «дурака», и в ноябре 2012 года обратились в суд за разъяснением: что именно подразумевается под «предоставлением жилья»? — выдать еще одно или выдать другое взамен старого? Суд разъяснил — выдать взамен старого, чем, как будет установлено позже вышестоящей инстанцией, кардинально изменил смысл первоначального решения. Хотя чиновникам ли не знать, что по Жилищному кодексу, в случае признания жилья аварийным и непригодным для проживания, норма о предоставлении жилья взамен имеющегося элементарно не работает. Чтобы оспорить это решение Анне Афанасьевой понадобилось еще несколько месяцев — до 13 февраля 2013 года. 

Через 9 дней инвалид, ветеран труда, не выдержав унижений, напишет предсмертную записку и повесится в своей аварийной квартире. 

Заметим, что параллельно судебным процессам администрация района все-таки подыскивала для Анны Афанасьевой «подходящее» помещение, для чего, правда, опять же потребовался дополнительный пинок — в виде возбуждения судебными приставами исполнительного производства. Администрация либо плохо искала, либо не из чего было выбирать, но ни один из двух вариантов женщине не понравился. Не потому, что такая капризная. 

Вот как описывал предлагаемое ей жилье в своей статье Станислав Эрдынеев: «…Это были откровенные «бомжатники» и халупы», где когда-то проживали асоциальные элементы… Предыдущие жильцы были выселены за долги по коммунальным и иным платежам, батареи отопления обрезаны, ужасное состояние полов (либо их отсутствие), стен, полная антисанитария…». 

Будь Анна Афанасьева помоложе лет этак на 30-40, можно было бы согласиться и на «бомжатник». Но что делать 85-летней женщине-инвалиду в квартире, которая выглядит едва ли лучше ее аварийного жилья? Что именно стало последней каплей, склонившей женщину к самоубийству, мы никогда не узнаем. 

Анна Афанасьева ушла из жизни 22 февраля 2013 года, о чем действующие лица этой истории узнали лишь весной. Анна Афанасьева давно уже обрела последнее пристанище — была похоронена, а бюрократическая машина словно по инерции все перемалывала и перемалывала ее кости как живой. Первого апреля по февральскому иску представителя (по доверенности) Анны Афанасьевой суд Октябрьского района удовлетворил ходатайство об изменении способа исполнения решения — выдать женщине вместо жилья денежный эквивалент в размере 780 тысяч рублей. А в середине мая по тем же основаниям Верховный суд собрался, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу администрации Улан-Удэ, попросившей по-другому рассчитать денежную компенсацию. Но поскольку к началу заседания чиновники администрации прознали про смерть ветерана, решение суда о предоставлении Анне Афанасьевой квартиры было отменено ввиду ненадобности, исковое заявление об изменении способа исполнения решения суда оставлено без рассмотрения, дело закрыто. 

В сухом остатке: администрация сэкономила 780 тысяч рублей в виде компенсации за непредоставленное жилье, ну и, конечно же, само жилье. Если именно за это — экономию жилищного фонда и бюджетных средств — чиновники администрации получают зарплату, то они достойны всяческих похвал. 

Станислав Эрдынеев не понял их высшего предназначения, и обвинил сотрудников администрации в доведении женщины до самоубийства, чем нанес их деловой репутации урон. Заметим, что дом по переулку Ростовский снесен, а фотография Анны Афанасьевой на доске почета работников мясокомбината, где ее до сих пор вспоминают теплым словом и ласково называют «бабой Аней», висит по сей день...

Станислав Белобородов

http://tuday.ru/news/society/7327728/

Поделиться:


Комментарии

  • Tuday
  • ВКонтакте

, чтобы написать комментарий.

Новости компаний

Народные новости

Статьи

Почему дороги в Бурятии строят иногородние строители и чем это грозит республике 4 ноября 0
Статья "Новой Бурятии" 14 августа 0
Loading...