Учёные предупреждают об эпидемиологической опасности Селенги для жителей Бурятии

29 сентября 2013 года
geogr.msu.ru
Главный приток озера Байкал – многоводную реку Селенгу – «забраковали» иркутские учёные. Содержание в ней химических элементов – фосфора, сульфата – резко увеличилось за последние годы. В воде массово развиваются такие бактерии, как энтерококк и кишечная палочка. Даже зимой их концентрация очень высока

Хуже всего по качеству оказалась вода, отобранная в приграничном посёлке Наушки. На территории Монголии в Селенгу сбрасываются неочищенные сточные воды, что и грозит эпидемиологической опасностью для населения Бурятии, пришли к выводу эксперты.

Самой мутной рекой в мире считается китайская Хуанхэ, которая никогда не бывает прозрачной. Из-за обильных песчаных наносов её воды жёлтого цвета. В Бурятии свою главную водную артерию – реку Селенгу, несущую воды в озеро Байкал, – нередко сравнивают с мутной Хуанхэ. Как выяснилось, такое сравнение применяется не напрасно. Но дело здесь вовсе не в природных особенностях водоёма, а в антропогенном воздействии на него. На этой неделе в Иркутске в Лимнологическом институте СО РАН состоялась научная конференция, на которой российские и зарубежные учёные обсуждали качество питьевой воды. Лариса Сороковикова, кандидат географических наук Лимнологического института, рассказала о том, что в Селенге оно оставляет желать лучшего.

Комплексные исследования Селенги Лимнологический институт СО РАН проводит на протяжении десятилетий. Последние данные получены по итогам исследований 2010–2012 годов. Отбор проб (с интервалом через каждые пять километров) проводился по всему участку Селенги на территории России начиная от границы с Монголией и до дельты реки.

Особое внимание иркутские учёные обращают на санитарно-микробиологическое состояние воды: на всём протяжении Селенги и её притоков отмечено бактериальное загрязнение.

– В течение года мы регистрировали в большом количестве колиформные микроорганизмы (в том числе кишечную палочку), массово развиваются бактерии рода энтерококков. Общее количество разновидностей бактерий составило 6640 колониеобразующих единиц на 100 миллилитров жидкости. Это максимум, который мы обнаружили. А раньше встречалось единичное количество экземпляров. Анализы брали в июле. Но особенно поразили величины содержания бактерий в воде, которые наблюдались нами зимой. Можно было предполагать, что содержание микроорганизмов и энтерококков в неблагоприятный период года заметно снизится. Но этого не произошло, – рассказывает Лариса Сороковикова.

Хуже всего по качеству оказалась вода в районе приграничного посёлка Наушки. А это означает, что наибольшее загрязнение поступает в реку в верхнем её течении – на территории соседней Монголии.

– Загрязнения эти очень существенные, они представляют эпидемиологическую опасность для населения приграничных районов Бурятии. Использовать воду в питьевых целях без предварительной обработки не рекомендуется, – делятся выводами сотрудники Лимнологического института.

По химическим показателям качество воды селенгинских потоков также снижается. По содержанию общего фосфора (особенно на приграничной с Монголией территории) учёные отнесли её к категории «грязная». Ещё в начале 1990-х годов химический состав воды в районе посёлка Наушки был близок к природному, сегодня здесь регистрируются повышенные концентрации как биогенных элементов, включая фосфор, так и других химических соединений. 

Однако увеличение показателей по фосфору характерно не только на приграничном участке, но и ниже города Улан-Удэ. Химическое вещество поступает в воду со стиральными средствами, сельскохозяйственными удобрениями, отмечают учёные. Действительно, в последние годы интенсивно развивается фермерское хозяйство на берегах Селенги, соответственно, увеличивается и объём сельскохозяйственных стоков. При этом очистные сооружения на реке есть только в районе Улан-Удэ. Кроме того, в дельте Селенги снизилась скорость течения, увеличивается объём рыбоводства и начали активно гнездиться птицы. Все эти процессы способствует увеличению в воде питательных веществ, в том числе и фосфора.

Заметим, что фосфор – один из очень активных агентов, который стимулирует развитие биологических процессов. Иными словами, большое содержание вещества в воде вызвало активное развитие фитопланктона, привело к повышению его биомассы. Аналогичная проблема, кстати, наблюдается сейчас и на берегу Байкала в посёлке Листвянка (см. «Сибирский энергетик» от 5 апреля 2013 года. – Авт.), где прибрежная зона поражена несвойственной для этих мест растительностью, вытесняющей эндемические организмы.

Фитопланктон, особенно мелкие центрические водоросли, быстро поглощает биогенные элементы. «Питательное вещество», в свою очередь, благоприятствует размножению планктона.

В реке, правда, эти процессы происходят немного медленнее, чем в стоячей воде. Тем не менее в Селенге показатели содержания биомассы достигли высоких значений. «В условиях паводков в 1970-е годы было зафиксировано содержание фитопланктона до 30 тысяч клеток на литр, сейчас же на литр приходится не менее 500 тысяч клеток», – замечает Лариса Сороковикова.

Снижение качества воды в Селенге может быть связано и с изменением климата: при повышении температуры и маловодности складываются более благоприятные условия для развития и интенсификации биологических процессов. С 1996 года среднегодовой водный сток Селенги снизился и в отдельные годы составлял не характерные 29-30 кубических километров, а лишь 23.

Обнаружили учёные и ещё один тренд, связанный с влиянием антропогенных факторов, – это изменение объёма содержания сульфатов, одного из показателей промышленного загрязнения. Так, ещё в 1950-е годы, самые благоприятные для Селенги с экологической точки зрения, концентрации сульфатов в воде составляли 5-6 мг на литр. В 1960–1970 годы в Улан-Удэ начала активно развиваться промышленность, но ещё не были запущены очистные сооружения. Производственные стоки поступали прямо в русло, в итоге концентрация сульфатов в Селенге достигала 12-13 мг/литр. В начале – середине 1990-х на границе с Монголией уровень сульфатов был практически близок к природному – в пределах 6–8 мг на литр, рассказывает Лариса Сороковикова. Положительный результат тогда дали очистные сооружения, построенные в Улан-Удэ в1980-х, а также общий спад производства из-за кризиса в экономике в 1990-х. Увы, сегодня содержание сульфатов вновь повышается и в отдельные периоды фиксируется показатель до 16 мг на литр. Наиболее низкое качество воды опять же отмечено на приграничной территории. На границе с МНР в воде зарегистрированы также большие концентрации ароматических углеводородов, значительно превышающие ПДК.

– Серьёзные изменения химического состава воды происходят в верхнем течении реки, во многом связаны они с планами по развитию экономики Монголии. Конечно, остановить экономическое развитие невозможно, но уже сейчас все видят, что в экологическом плане ни к чему хорошему эти проекты не приводят. Даже когда небольшие производства сбрасывают свои стоки в Селенгу и её притоки, – делится Сороковикова.

Так, практически не регулируется природоохранным законодательством извлечение полезных ископаемых в Монголии, где сейчас особенно большие обороты набрала золотодобыча. Запускаются предприятия обработки кожи, однако для них не строятся очистные сооружения. Появились проекты по созданию новых электростанций – двух на притоках Селенги и одной непосредственно на самой реке. Часть Орхона, который несёт достаточно большой объём воды для Селенги, планируется отвести в пустыню Гоби. Речь идёт о строительстве 740 км канала и даже организации целого водохранилища в пустыне – это также спорный проект, который уже был раскритикован экологами и научным сообществом Бурятии. «Это грозит серьёзными изменениями, задержкой стока», – делятся своей точкой зрения и в Лимнологическом институте.

Между тем общее влияние Селенги, обеспечивающей 50% притока в Байкал, пока не столь велико, как может показаться, уверены учёные. По данным исследований, влияние селенгинских вод регистрируется до 5 км от места выхода реки в озеро. Преодолев этот порог, вода уже приобретает свойства байкальской.

Провёл исследования институт также подземных вод в дельте Селенги – анализы отбирались из действующих скважин и колодцев с глубин от 4 до 23 метров. Выяснилось, что и здесь, в воде, которую люди используют для питья, высоки концентрации биогенных элементов, особенно нитратного азота, превышающего уровень ПДК в 2–14 раз. Длительное употребление воды и пищевых продуктов с высокой концентрацией этого вещества увеличивает риск развития онкологических заболеваний, а также негативно влияет на людей с сердечнососудистыми заболеваниями, отмечают учёные.

Аналогичную работу проводил и Байкальский институт природопользования СО РАН (Улан-Удэ): было организовано несколько комплексных экс-педиций совместно с монгольскими учёными. Поэтому, по словам Ларисы Сороковиковой, представители Монголии также получили полную информацию об экологической ситуации, сложившейся на Селенге. Действует сейчас и крупный международный проект по исследованию климатических, химических и биологических процессов на реке, финансируемый за счёт средств «Глобального экологического фонда» (ГЭФ). Работы в рамках проекта ГЭФ ведутся в Монголии, Бурятии и Иркутской области.

 - Надеемся, что это даст свои положительные результаты. Такая же экологическая проблема была в своё время в Германии – Рейн там нельзя было назвать рекой, это была клоака. Но немцы многое сделали, чтобы исправить ошибки, – заключает учёный, сообщает «Байкал Дэйли».

http://tuday.ru/news/society/2166942/

Поделиться:


Комментарии

  • Tuday
  • ВКонтакте

, чтобы написать комментарий.

Новости компаний

Народные новости

Статьи

Почему дороги в Бурятии строят иногородние строители и чем это грозит республике 4 ноября 0
Статья "Новой Бурятии" 14 августа 0
Loading...