Банкротство сельхозпредприятий Бурятии на горизонте

www.agro46.ru
Одно из принципиальных последствий мирового кризиса — реальный рост стоимости продовольствия, а также понимание объективной значимости продовольственной безопасности. Казалось бы, в этом отношении России, с ее необъятными землями, просторными угодьями и неплохими традициями, можно не очень беспокоиться. Однако на самом деле ситуация находится в зоне крайне высокого риска. И хотя по оценкам Российского зернового союза, урожай зерновых в стране в этом году может превысить 100 млн т (в последнее время среднегодовой урожай зерновых составлял около 90 млн т), одновременно с констатацией этого позитива осень-2013 может ознаменоваться массовыми системными банкротствами сельхопредприятий страны. Последствия окажутся куда более катастрофическими, чем нынешние погодные неурядицы. Более того: страну могут захлестнуть реальные региональные дефолты, и тогда никакими срочными вливаниями из бюджета даже Владимиру Путину будет не под силу залатать социальный кошмар. Опасения экспертов имеют под собой реальные основания, в которых «Промышленный еженедельник» намерен разобраться. Первой точкой кипения выступает Республика Бурятия, у которой угроза кризиса, что называется, фактически стоит на пороге. И именно Бурятия может дать негативный «толчок» для всей России. Особую роль в этой многоходовой комбинации, по уверениям следственных органов и местных СМИ, сыграли глава Бурятии Вячеслав Наговицын и его заместитель по экономическому развитию Александр Чепик. 

Бурятский феномен
Этой осенью несколько десятков ведущих агрофирм Бурятии могут объявить о своем разорении. Их практически неизбежное банкротство — следствие планомерной кампании по выжиманию из сельского хозяйства республики всех соков и созданию ситуации невозможности не только развития, но даже выживания. При этом ошибкой было бы полагать, что кто-то целенаправленно душит бурятский агробизнес. Просто ряд системных действий, направленных на обогащение группы чиновных лиц республики и иже с ними, привел к незаконному обогащению одних и, натурально, обнищанию других. Более того: не просто обнищанию, но и попаданию в непосильную процентную кабалу. И все это сопровождалось циничным присвоением огромных сумм из федерального бюджета.

Уже в 2010 году стало очевидным, что правительство Республики Бурятия весьма своеобразно распоряжается бюджетными деньгами, поступающими в регион в качестве безвозмездной помощи сельхозпроизводителям. Прокуратура и счетная палата занялись выяснением нелицеприятных подробностей. При этом самое печальное — последствия данной истории сохраняют свою болезненную окраску и поныне. Более того: вал кредиторской задолженности, полученной благодаря махинациям с бюджетной помощью, может похоронить в ближайшее время ведущие агрофирмы Бурятии и спровоцировать неуправляемую цепную реакцию обнищаний среди российских сельхозпроизводителей. Что в ожидании 8 сентября может сыграть весьма серьезную диструктивную роль в масштабах всей Федерации. Но обо всем — по порядку…

Неожиданная радость
Как писала летом 2009 года пресса, Бурятия неожиданно выиграла сразу три (!) федеральных конкурса и получила из Москвы беспрецедентную для региона сумму безвозмездной финансовой помощи на развитие сельского хозяйства. Помощь эта была в виде субсидии в размере 696,933 млн руб. Таких денег сельскому хозяйству Бурятии никогда еще не выделяли. К этим почти семистам миллионов прибавлялось 138,1 млн руб. из республиканского бюджета. 

Эти неслыханные для Бурятии деньги должны были пойти на реализацию трех республиканских целевых программ (РЦП), рассчитанных на период с 2009 года по 2012 год: «Развитие мясного скотоводства», «Развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока» и «Производство картофеля и овощей». Последующие события показали, что программы-то были, но деньги, якобы адресованные на их реализацию, на самом деле ушли по совсем другим конкретным адресам…

Мало того: денежный приход в сельское хозяйство республики на этом не завершался. Всего на исполнение четырех РЦП Бурятия в течение трех лет должна была получить 4,1 млрд руб., (в 2010 году — 1,336 млрд руб., в 2011 году — 2,041 млрд руб.). По оценкам экспертов, таких денег сельское хозяйство Бурятии не получало вообще никогда за всю свою историю. 

Впрочем, денег этих до конца Республика не получила, потому что федеральный центр, видя, как эти средства используются, мягко говоря, не по назначению, уже в 2010 году финансовую помощь по данным программам свернул. В результате реально в Республику поступило только 697 млн руб., которые до сих пор ищут. За эти же годы благодаря пресловутым программам и деятельности местных чиновников о время едва более половины ведущих агрофирм Бурятии «подставили» под выдающиеся проценты.

Для более качественного освоения этих средств в республиканское министерство сельского хозяйства были назначены новые люди. Министром стал Алекандр Мазанов, до этого числившийся помощником Александра Чепика. А для непосредственной «работы» с федеральными деньгами были созданы две коммерческие структуры — ОАО «РГИЛК «Агролизинг» и ОАО «РАЛИК» (расшифровывается как «Республиканская аграрная лизинговая компания»). Возглавил эти компании однокурсник Мазанова некто Александр Перевалов. Все операции по перекачиванию бюджетных средств, как выяснило позже расследование прокуратуры, велись именно через эти компании. Что же сделали бурятские чиновники с сотнями миллионов бюджетных рублей?

Вариации и махинации
Отметим, что финансовую помощь сельскому хозяйству России оказывают регулярно. В других регионах страны субсидии федерального центра используют, как правило, обычным надежным и простым способом. Почти все деньги идут на компенсацию части стоимости сельхозтехники, приобретаемой сельхозпредприятиями. Везде агрофирмы-участники экономически значимых региональных программ, исходя из своих возможностей и потребностей, сами приобретают нужную им технику (отечественную и импортную). Потом они представляют в органы власти документы (договоры на приобретение, платежные документы, счета-фактуры), а уже региональные власти компенсируют хозяйствам от 30 до 75% стоимости приобретенных тракторов, комбайнов и т.д. Компенсируют за счет бюджетом выделенных для этой помощи средств.

В Бурятии же решили, что такой простой путь может принести мало пользы. Пользы именно что чиновникам, о реальных сельхозпроизводителях, похоже, там думали исключительно как об инструменте в сложной схеме. Той схеме, которой правоохранительные органы уже дали свою нелицеприятную оценку. Среди местного населения эта бюджетно-финансовая авантюра получила название «операция Бухлер» — имя свое она обрела от канадской сельхозтехники марки Buhler, чьи трактора были активно задействованы в афере (а точнее, навязаны местным агрофирмам под несусветные проценты).

Схема работы бурятских чиновников была подробно расписана в ряде публикаций независимых СМИ. Например, в начале февраля 2010 года в рамках этой программы в республику, в частности, пришли десять тракторов Buhler по цене 8,881 млн руб. каждый (почти в полтора раза дороже рыночной цены!). На приобретение этой и другой техники у московской фирмы ООО «Агроинжиниринговая компания» РАЛИК истратил 671,6 млн руб. бюджетных средств. При этом предполагалось, что уже на этапе поставки данной техники РАЛИК получит 200,8 млн руб. чистой прибыли.

Такая прибыль, по расчетам руководителя ОАО «РАЛИК» Александра Перевалова, должна была поступить в виде 30-процентного первоначального взноса за технику. Первые три года хозяйства освобождались от выплаты основного «тела долга», а остальную сумму в 470 с лишним миллионов рублей РАЛИК планировал взять с участников программы агролизинга в последующие за этим периодом пять лет.

Кроме основной чистой прибыли за восемь лет (671,6 млн руб.), фирма Александра Перевалова рассчитывала получить плату за услуги лизинга в размере от 3% до 4,5% в год с невозмещенной суммы долга. По данным, представленным Минсельхозом Бурятии («Расчет экономической эффективности техники, поставляемой ОАО «РАЛИК»), только за 2010 год эта фирма получала с сельхозпроизводителей за услуги лизинга 20 млн 084 тыс. руб., за следующие два года — еще 40 млн 169 тыс. руб. а в течение последних пяти лет действия программы — по 14 млн 662 тыс. руб. ежегодно.

Всего за восемь лет программы созданная специально под этот проект в сентябре 2009 года агролизинговая компания рассчитывала получить 133,5 млн руб. за свои «услуги». Общая же сумма «навара» выглядит и вовсе сенсационной — почти 940 млн руб. Ведь сумму безвозмездной бюджетной субсидии в 805,6 млн руб. РАЛИКу отдавать обратно в бюджет было не надо. Ибо это деньги — безвозмездная (!) помощь.
Красиво, не правда ли? 

Беда под видом помощи 
Таким образом, от такой «безвозмездной» помощи государства чиновники и иже с ними выигрывают очень хорошо. А вот само сельское хозяйство и государство в конечном итоге — только проигрывают. Кстати, в неплохом наваре остались и поставщики техники из Москвы, получив прибыль в размере от 30% и местами до 50% стоимости техники, которую они продали по явно завышенным по сравнению с другими предложениями ценам. Например, импортную технику тех же самых наименований («Клаас», «Гримм», «Спадник», «Джон Диро» и других) другие поставщики предлагали намного дешевле. Почему были приняты именно эти предложения — тема особых разборов компетентных органов. Кстати, не мешает вспомнить, что таким образом чиновники Бурятии откровенно не выполнили рекомендации правительства России о недопустимости привлечения предприятиями и организациями агропромышленного комплекса средств субъектов РФ на приобретение сельхозтехники зарубежного производства, которые появились в конце 2008 года после совещания на заводе «Ростсельмаш» с участием Владимира Путина. При этом для бурятских сельхозпроизводителей условия получения техники в лизинг стали более чем невыгодными. Местная пресса приводила тогда конкретные живые примеры. Так, для СПК «Федотов» первоначальный взнос составил 18,691 млн руб., сумма лизинговых платежей за 8 лет — 12,430 млн руб. (за 2010 год — 1 млн 869,2 тыс. руб., за 2011- 2012 годы — 3 млн 738,4 тыс. руб., за оставшиеся пять лет — 6 млн 823 тыс. руб.). Таким образом, для крестьянина Федотова вся техника обойдется не в 62 млн 306 тыс. руб., а уже в 74 млн 736 тыс. руб. Учитывая, что для внесения первоначального взноса, скорее всего, сельхозпредприятиям пришлось брать коммерческие кредиты в банках под высокие проценты, нагрузка получалась еще более обременительной.

Кстати, тогда одно из агентств писало, что у него есть информация о других российских дилерах той же брендов импортной техники, которую поставляли в Бурятию в рамках «бухлеровской операции», но по гораздо более низким ценам. Например, по данным агентства, иркутская фирма ООО «Агроресурс» готова была поставить те же зерноуборочные комбайны «Тукано 450» для 11 хозяйств Бурятии, но не за 13 млн 940 тыс. руб. каждый, а на 25% меньше. Компания «Агроресурс» была готова поставить линейку техники для производства зерна из семи машин и механизмов также намного дешевле. Еще большая разница в цене (около 32%) с возможным поставщиком на трактор Buhler Versatile 2375: у омской компании «Агромастер» трактор этой марки стоил 6 млн 700 тыс. руб. в противовес 8 млн 881 тыс. руб., по которым их навязывал бурятским хозяйствам РАЛИК

Другой пример: каждая из 11 дождевальных машин американской фирмы Valley (454 м) обошлась агрофирмам по 9,1 млн руб., в то время как на рынке имелась аналогичная техника других производителей, почти не отличающаяся по классу, но ценой втрое дешевле. И, наконец, совсем уж странный факт. Все тот же выбранный Бурятией поставщик (ООО «Агроинжиниринговая компания») двух наборов оборудования для картофелехранилища на тысячу квадратных метров аналогичное оборудование в другие регионы поставлял не за 23,345 млн руб., как в Бурятию, а по 18,788 млн руб., то есть на 24,25% дешевле.

Приводила пресса и честные отзывы самих аграриев. Так, главный экономист Бичурского СПК имени Калинина (бывший колхоз имени Калинина) Анастасия Авдеева утверждала: «Не думаю, что та техника, которую нам предлагают, будет для нас эффективна. Цена-то на нее просто огромная, а земли мы обрабатываем мало. И как будем деньги отдавать, я не знаю… Конечно, нам выгодно было бы сделать как раньше, когда были государственные МТС, где мы брали технику на время. А если покупать, то мы могли бы и нашу российскую технику купить. Она сейчас вроде бы ничего стала, да и стоит гораздо дешевле. Но в данном случае у нас нет выбора, какую технику брать в лизинг».

По признанию министра сельского хозяйства Бурятии Александра Манзанова, подавляющее большинство хозяйств Бурятии настолько закредитованы, что если им не помочь (компенсируя ставки по кредитам и часть стоимости техники), то все эти агрофирмы вмиг останутся банкротами. 

Правда, тем, кто брал технику в лизинг по этой программе, Минсельхоз обещал возможность компенсировать до 50% первоначального взноса. Но — это очень интересно!!!! — совсем по другим программам через Республиканское агентство по развитию промышленности, предпринимательства и инновационных технологий. И при условии, что предприятие обязательно сделает первый взнос в адрес РАЛИКа в размере 30% от стоимости техники. То есть, ни о какой реальной компенсации в рамках полученной бюджетной помощи речи и не шло! 

Сплошная беззаконность 

История с бухлеровским скандалом полна потрясающих откровений и удивительного бездействия регионального руководства. Нарушений закона, в том числе задокументированных прокуратурой и счетными органами, в этой истории так много, что только диву даешься на полное отсутствие очевидных последствий. 

Так, например, в подписанном еще несколько лет назад прокурором Бурятии Валерием Петровым представлении говорится о том, что результаты проведенного Минсельхозом конкурса на предоставление господдержки, который выиграло ОАО «Республиканская аграрная лизинговая инвестиционная компания» (РАЛИК), были незаконны. В положении о конкурсе, утвержденном постановлением правительства Бурятии №426, не предусмотрена возможность заключения договора с единственным участником конкурса. На деле же, вопреки требованиям Гражданского кодекса, победителем конкурса было признано ОАО «РАЛИК».

Местное агентство цитировало в этой связи заместителя прокуроры Бурятии Галину Ковалеву: «Если в конкурсе был только один участник, то по гражданскому законодательству конкурс должен быть признан несостоявшимся. Вместо этого победителем объявлен единственный участник и ему направлены все деньги. Один из участников — ОАО «Республиканская государственная инвестиционная лизинговая компания «Агролизинг» — не был допущен к участию в конкурсе в связи с непредставлением полного пакета документов. Но надо отметить, что оба участника — это аффилированные организации. Потому что учредителем ОАО «РАЛИК» является ОАО «РГИЛК «Агролизинг». Нужно учесть, что РАЛИК не затрачивает собственные средства, она получает 800 млн руб. из федерального и республиканского бюджетов. На них, а не на свои деньги ОАО покупает эту технику в собственность, и эту же технику, по сути, продает за вознаграждение еще раз! Министр сельского хозяйства был председателем конкурсной комиссии и одновременно он же является членом совета директоров обоих участников конкурса. У нас есть сомнение: является ли это допустимым? Тем более что у РАЛИК акционером является уже не государство, а частная компания — РГИЛК «Агролизинг». В представлении прокуратуры отмечено и то, что победитель конкурса — ОАО «РАЛИК» — не представил ни договоров на приобретение техники и оборудования, ни копии счетов-фактур, ни товарных накладных, ни даже договоров на поставку техники. Получается так, что заключение договоров на поставку и само приобретение техники состоялось уже после получения средств господдержки.

Пресса писала и о том, что руководителю республики Вячеславу Наговицыну было обо всем этом доложено и что ему официально было отмечено о необходимости «принять меры к устранению выявленных нарушений закона и условий, им способствующих», а также «привлечь к строгой дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц». В этом же представлении были указаны лица, которых следует считать ответственными за данные безобразия: это министр сельского хозяйства Бурятии Александр Манзанов и заместитель председателя правительства Бурятии по экономическим вопросам Александр Чепик

Увы, увы, увы… Достойных наказаний персонажи «бухлеровского» скандала (они же, по всей видимости, являются его основными фигурантами) так и не понесли. На правах морали История, получившая в местных бурятских СМИ название «операция Бухлер», сама по себе достаточно многоходовая, успевшая обрасти массой деталей, подробностей и нюансов, основными интересантами которых должны выступить правоохранительные органы. Для нас же гораздо важнее общественная и прецедентная значимость этого забайкальского феноменального действа, которое несет в себе вполне общероссийские риски. 
Итак, что же получается?

А очень даже неприглядная картина. «Благодаря» корыстным действиям местных чиновников и их ставленников была фактически свернута масштабная программа федеральной финансовой помощи сельскому хозяйству республики, которое в этом весьма нуждалось и нуждается. В результате «лопнули» три республиканские программы развития (по мясу, по молоку и по овощам). Вместо ожидавшихся в 2011 году 1,3 млрд руб. на реализацию данных программ в республику пришло только 97 млн руб. В 2012 году из предполагавшегося транша в 2 млрд руб. вообще ничего не поступило. Федеральный центр просто отказался финансировать махинации местных, извини те за слово, аграриев. В результате чего самыми пострадавшими оказались именно те, кому государство и хотело помочь. На круг недополучило бурятское сельское хозяйство около 3, 2 млрд руб. запланированных бюджетных инвестиций.

Но мало того: даже уже поступившие средства (те около 700 млн руб.) стали не помощью, а ярмом и реально обогатили только местных дельцов, которые не только смогли через надуманные лизинговые схемы фактически присвоить их, но и обложить серьезной процентной данью местных аграриев. Воистину, иезуитский сюжет: присвоить себе деньги, да еще и проценты по ним получить с несчастных крестьян. И трудно поверить, что такие действия могли быть реализованы втихую, без одобрения и ладе поддержки на достаточно высоком властном уровне. 

При этом самым неприятным в данной истории является то, что 2013 год для аграриев Бурятии годом начала выплат основного долга («тела» кредитов) за взятую ими под давлением местных властей дорогостоящую технику. Навязанные им восьмилетние контракты с РАЛИКом иначе как кабальными не назовешь. По мнению экспертов, именно сейчас с началом обязательств по выплатам основных лизинговых сумм следует ожидать начала череды банкротств.

Впрочем, может хотя бы это заставит компетентные органы еще раз изучить все чудеса бурятской лизинговой экономики, определить главных ее «героев» и, разобравшись в этом, отменить для аграриев проценты, которые им начисляют за фактически безвозмездную бюджетную помощь от государства? Это звучит настолько нелепо, что даже трудно поверить. Однако это так.
Нравится

Комментарии

  • Tuday
  • ВКонтакте

, чтобы написать комментарий.

Новости компаний

Народные новости

Статьи

Почему дороги в Бурятии строят иногородние строители и чем это грозит республике 4 ноября 0
Статья "Новой Бурятии" 14 августа 0
Loading...